«Содружество»
специалист отдела по связям с общественностью
Еще ИМХО автора

Юнармейцы в естественной среде обитания

26 Июн 2019 — 12:28

 

С недавних пор я стала говорить, что юнармейцы — моя самая любимая категория школьников. Наверное, из-за этого я оказалась с 32-мя юнармейцами в 380-и километрах от Вологды.

20 июня — День снятия Оштинской обороны. В 2019 году исполнилось 75 лет с того момента, когда предвестие Великой Победы пришло в Вологодскую область. Именно в Ошту мы и отправились — чтобы засвидетельствовать свое уважение и благодарность павшим бойцам и ветеранам, стать ближе к пониманию подвига старшего поколения и увидеть место, где был остановлен враг.

Сейчас я стараюсь подобрать слова, чтобы мой рассказ не выглядел излишне пафосным, потому что ничего пафосного в нашей поездке не было. Пять часов до Вытегры в автобусе под палящим солнцем нельзя причислить к лучшим воспоминаниям. Как и ночь в школьном спортзале — на матах, в спальных мешках и под в разы увеличенный акустикой шепот подростков, которые, кажется, так и не дали себе работы поспать хотя бы час. Нам, двум взрослым сопровождающим, оставалось только поражаться их выносливости и затыкать уши наушниками. Если вам интересно, альбом, который я тогда слушала, теперь действует на меня как снотворное.

 

После пресловутых пяти часов в автобусе мы оказались в подводной лодке. Точные координаты: Вытегра, музей «Подводная лодка Б-440». Скучно это звучит только в теории.

Начнем с того, что в подлодке было прохладнее, чем на улице. И продолжим вот чем: ребята, это настоящая подлодка. С торпедным отсеком и торпедами, с рубкой, куда можно было подняться (если бы я не надела в тот день платье), работающими средствами внутренней связи, каютами, манекенами в форме (которые каждый раз пугали меня тем, что не двигались) и узкими койками. Скажу пошлую вещь, но вживую увидеть всегда интереснее, чем в кино. В кино, в конце концов, не пощупаешь.

 

В этот же день, 21 июня, мы встречались с поисковиком — командиром поискового отряда «Путь воина» Мариной Петровой. В течение трех дней команда из пяти человек занималась раскопками в местах боевых действий на территории Ошты. Поисковики подняли двенадцать солдат. Во время встречи Марина рассказала, что один из солдат, которого собирали по кусочкам — нарвался на мину, — оказался с медальоном. «Сейчас медальон законсервирован. Его может открыть только профессионал в особых условиях, чтобы ничего не повредить. Сможем ли мы определить имя бойца, покажет время». Я тогда подумала: «Интересно, сколько времени для этого понадобится?»

В Оште классная школа — из красного кирпича. И выглядит получше, чем школы во многих районных центрах, и даже в Вологде. Меня особенно порадовал кабинет психологической разгрузки.

Еще в школе есть музей. Туда нас повели на следующий день, 22 июня.

 

Музей под крышей, в треугольной комнате, бело-красный и стильный. Со стеклом, фотографиями, витринами, цитатами, манекенами, документами и археологическими находками. Кроме Оштинской обороны есть экспозиции, посвященные истории Ошты — особенно коренным жителям, вепсам, и истории самой школы — например, старому зданию школы, которое не отапливалось. Насколько я запомнила, новая школа появилась двадцать лет назад. Не хочется думать о том, как высоко ценят образование, если кому-то приходилось учиться в таких условиях.

После музея мы немного подковались в истории — при помощи фильма «Оштинский рубеж. 75 лет спустя…». Сорок минут, пока длился фильм, я с тоской вспоминала советских телеведущих, с их дикцией, подготовкой, вниманием к тому, что и как они говорят. С другой стороны, в фильме подобрали хорошие и живые истории, из тех, которые прошибают на слезу против воли. Просто потому, что такие истории случались. Но непонятно — зачем.

 

И дальше — как в кино. Насмотревшись на экране на мемориалы, мы как раз к ним и отправились. Сначала к мемориалу «Скорбящая мать». Здесь хоронили одиннадцать поднятых солдат. И, кстати, сообщили, что в медальоне была заполненная форма — удалось установить личность одного из бойцов и даже связаться с родственниками. В Алтайском крае. Ближний свет. Вот это тоже выжало из меня слезы. Ко мне пришло осознание, что прямо на моих глазах завершилась история человека. Если за чертой жизни нельзя испытывать благодарность, надеюсь, благодарности живых — родственников этого бойца и тех, кто присутствовал на церемонии, достаточно, чтобы поисковики продолжили работу.

Мы провели немного времени у мемориала «Здесь был остановлен враг». Наши юнармейцы даже постояли в почетном карауле.

 

Потом пришло время для того, чего мы ждали больше всего. Мы отправились смотреть реконструкцию боевых действий на рубежах с. Ошты.

Я видела достаточно реконструкций — но реконструкцию боевых действий времен Великой Отечественной войны увидела впервые. Наверное, немалую роль сыграл тот факт, что зрители стояли очень близко к конструкторам. Я даже могла рассмотреть их лица. Отыгрывали они серьезно. Ползли, пробирались через заграждения и колючую проволоку, стреляли, умирали. Побеждали.

   

Было жарко. Кому-то из юнармейцев становилось плохо от жары — не понимаю, как можно было два дня провести в берцах и беретах. Юнармейцы справились. С берцами, жарой, долгой поездкой, скучными перерывами между мероприятиями, недостатком сна. В начале поездки я поделилась соображением: «Юнармейцы не только оправдывают ожидания. Они их превосходят».

И хотя поле бессонной ночи я немножко хотела начать откручивать головы, юнармейцы продолжили очаровывать меня своей выправкой, серьезным отношением к событиям, в которых мы участвовали, помощью, о которой не нужно специально просить, дисциплинированностью и песнями во время обратной дороги.

Распечатать