«#открытиеВологды»: Вологда — как бабушка

18 Дек 2018 — 09:23

Мы продолжаем знакомиться с интересными людьми, живущими в Вологде. Сегодня расскажем вам о Дмитрии Кривошееве. Дмитрий кандидат биологических наук, ученый, председатель Вологодского отделения «Общества биотехнологов России им. Ю. А. Овчинникова», кинокритик, преподаватель, один из организаторов игры «Пушта», интеллектуал и человек, который во всех обстоятельствах выглядит безупречно.

Начнем с уже устоявшихся вопросов о Вологде и посмотрим, куда они нас приведут.

Любимый город.

Понятное дело, что Вологда — любимый город, потому что я здесь вырос. Здесь все места мне знакомы. В 2012 году я оказался во Львове. И удивился, насколько этот город мой. Может быть, сыграл роль тот факт, что там снимали советский фильм «Три мушкетера», который я в детстве обожал. У меня было ощущение, что я оказался дома. Мне очень нравятся Прага и Берлин — в силу того, что они у меня вызывают определенные ассоциации. Я люблю рыцарские романы, исторические фильмы.

Какие в Вологде люди?

Они напоминают хоббитов. Пекутся о традициях, стремятся к спокойствию. Но, как человек, который занимается инновациями, я вижу, что эта тяга к устоявшемуся в бурно меняющемся мире может привести к отставанию. В Вологде люди тихие до медлительности. Настолько тихие, что тормознутые. Настолько традиционные, что зачастую не готовы к новому.

Согласны ли вы с мнением, что многие дома в Вологде плохо реставрируют, или слишком часто сносят старые здания, чтобы строить новые?

Вологда — это место, где должна сохраняться история. Это ведь единственный город в европейской части России с квартальной деревянной застройкой. И мы должны бы вцепиться в это и делать из города увлекательное для туристов и комфортное для жителей место. Это часть идентичности. Возвращаясь к тому же Львову — он в свое время принадлежал Австро-Венгрии. В нем представлена образцовая имперская архитектура. Да, не все содержится в надлежащем виде. Но вот дверца явно девятнадцатого века. Или вот дворик с лепниной, и тут же бельишко сушится, тут же велосипедик стоит. И ты понимаешь, что дети растут в этой красоте. Я думаю, что вырасти во Флоренции и вырасти в городе с домами типовой панельной застройки — это разные вещи. Это разное мироощущение.

Красота не обесценивается, если смотреть на нее каждый день?

Наоборот — только в красоте, только в порядке вырастает что-то приличное. Существует теория разбитых окон. Научно доказано, что если у вас красивые фасады, то и люди стремятся вести себя законопослушно. Как Лев Толстой говорил: «Чисто обутый человек осторожно обходит грязь, но раз оступился, запачкал обувь, он уже меньше остерегается, а когда видит, что обувь вся испачкана, уже смело шлепает по грязи, пачкаясь все больше и больше». Так и здесь. Появляется разбитое окно, покореженная скамейка — и вся красота начинает теряться. А ведь красота внешняя связана с красотой внутренней.

За что Вологду следует любить?

Можно любить за историю, за архитектуру. За традиции. Знаете, Вологда — как бабушка. В некоторой степени она несовременна, зато привычна и любима, потому что родная. Она многое тебе дала. Но это не значит, что бабушку не нужно учить пользоваться гаджетами. И бабушке нужно иногда помогать за собой следить, если бабушка об этом забывает.

Согласны со званием новогодней столицы России?

Вряд ли. Это хорошая попытка, которую можно приветствовать. Но о ней нельзя говорить как о каком-то реализованном проекте. Вологда имеет огромный потенциал для чего-то большего. Но у нас в Вологде договариваться не умеют. Вот еще одна характерная черта для здешних людей. Может даже для всего Севера России.

Вы планируете переезжать из Вологды?

У меня было несколько периодов в жизни, когда я жил не в Вологде. Например, аспирантура — тогда я учился в Москве. Потом я понял, что Вологда каким-то странным образом меня притягивает. У меня здесь есть недоделанные дела. Думаю, что я из Вологды не уеду. Буду часто выезжать в какие-то другие места, но Вологда как некое место, которое я называю домом, сохранится.

Устраивают ли вас мероприятия, которые проводятся в Вологде?

Есть ряд вещей, которые имеют для меня большое значение. Например, кинофестиваль Voises, или игра «Пушта», которую мы проводим с друзьями. Мне нравится Печа-куча, «МедиаПицца». Но в Вологде не всегда проходят мероприятия, ради которых я бы раздвинул свой график. Мне не хватает какой-то площадки для обсуждения судьбы города, области. Это должна быть неформальная площадка с участием представителей бизнеса, власти, молодежи и так далее. Не хватает места, где налаживаются контакты.

Как появилась «Пушта»?

К нам обратились с просьбой организовать квиз. У нас как раз собиралась команда, которая сидела и рассуждала, что бы такое сделать. Мы запустили игру в августе 2017 года. Буквально за три недели собрались, обсудили, какие вещи нам не нравится в традиционных квизах. Нам не нравилось собирание бумажек — это занимает много времени. Не нравился дух излишней соревновательности: участники прибегают к организаторам после игры и пытаются доказывать свою правоту — зачастую весьма агрессивно. К тому же все квизы — франшизы. Это значит, что вы не можете обращаться к создателям насчет корректности вопросов, достоверности фактов. Мы решили все эти проблемы. Создали ламповую атмосферу. Придумали пульты, которые делают ответы быстрыми и интерактивными. Посадили на сцену магистра, который в любой момент может обосновать правильный ответ.

Почему вы выбрали естественнонаучное направление?

Потому что естественные науки объясняют суть вещей и явлений. Ты можешь докопаться до первопричины. В биологии это очень хорошо видно, потому что здесь ничего не бывает просто так. Каждый компонент в организме имеет свою функцию. В детстве, когда я только начал заниматься наукой, я думал: «Неужели мне перестанут нравится цветы?» Нет, не перестали. Но при этом я еще понимаю, что для появления цветка определенным образом сработала эволюция, — от этого он делается еще красивее. Не только на уровне эстетики — он прекрасен как продукт эволюции, заставляющий задуматься о работе этого сложного и величественного процесса.

Два года мы с командой шли к тому, чтобы организовать эту конференцию. И вот она удалась. Она направлена на привлечение инвестиций, компетенций, современных технологий в наш регион. Это реальный способ решения многих — в первую очередь, социально-экономических — проблем.

Добились тех результатов, которые ожидали?

Существует так называемый «треугольник инноваций» — власть, бизнес и научно-образовательное сообщество. Когда все три составляющие взаимодействуют, становится возможно технологическое развитие. А технологии — это как раз то, что определяет развитие цивилизации.

Приведите примеры развивающихся биотехнологий.

Например, в 2015 году была впервые применена к человеку технология редактирования генома. Можно взять ДНК человека и исправить какую-то точечную мутацию. Раньше это было научной фантастикой, а теперь стало реальностью.

Развейте тему состояния биотехнологий в Вологодской области на сегодняшний день.

На сегодня в области развиты базовые биотехнологии, связанные с несложными производственными решениями. Но в этой сфере у нас есть успехи. Например, наш регион является одним из крупнейших экспорпортеров твердого биотоплива. Также мы крупнейший экспортер черной икры. В Тотемском районе в 2016 году был заложен крупнейший в стране полигон, где отрабатываются технологии лесовосстановления и многоцелевого использования древесины. Там высаживаются быстрорастущие деревья, которые получены при помощи биотехнологического метода — клеточной селекции. Так что примеры внедрения биотехнологий есть, но они точечные и несистемные. Наша задача — превратить все это в региональную политику. Вологодская область имеет большой природный потенциал. Если мы сейчас не сформируем определенную стратегию взаимодействию трех участников треугольника, это все не будет реализовано. Я всегда повторяю: если биотехнологии не разовьются в Вологодской области — биотехнологиям от этого хуже не станет.

Насколько высоко вы оцениваете будущее биотехнологий в Вологодской области?

Есть такое понятие в юриспруденции — «благонадежно заблуждающийся». Так вот, если я и заблуждаюсь, то заблуждаюсь благонадежно. Я совершенно искренне верю, что это возможно. У нас есть целая стратегия «Вологодская область — биорегион». Как говорил Черчилль: «Наличие плана не гарантирует победы. Но его отсутствие точно гарантирует поражение».

Вы занимаетесь кинообзорами. И к тому же закончили Московскую школу кино. Почему?

Я фундаментально подхожу к тому, что люблю. Мне опять же было интересно, как это устроено. В свое время я подошел к одному ученому, который занимался вопросами и экологии, и микробиологии, и популяризировал науку. Я спросил у него, кто он сейчас. Он назвал свое имя. Так вот, я не биолог и не киновед — я Дмитрий Кривошеев. И мне всегда было интересно, как устроены живые организмы. И как работает кино.

Наукой нельзя заниматься, если ты не знаешь теории. Можно ли заниматься кинообзорами без теоретической подготовки?

Что такое теория? В биологии это владение определенным количеством фактов, сведенных в систему, знание определенных закономерностей. Никому не интересен кинообзор, посвященный вашим эмоциям от просмотра фильма. Нужен контекст. Почему этот фильм появился сейчас? Почему его снял именно этот режиссер? Какое место он занимается в творчестве этого режиссера? Какие события — и кинособытия в том числе — повлияли на его появление? Как только вы начинаете работать не с произведением внутри него самого, вы тут же попадаете в необходимость работать с контекстом. А это и есть теория. И здесь все зависит от вашего ума, от вашей старательности. Вы можете пересмотреть ряд фильмов, прочитать какое-то количество обзоров. А тут уже на какую-нибудь фундаментальную теорию кино наткнетесь. После этого вы придете к пониманию того, что любой хороший кинообзор должен иметь крепкий теоретический фундамент.

Вы не боитесь, что можете достичь в Вологде своего потолка и перестать двигаться вперед?

Все, что я делаю, не связано с Вологдой напрямую. Все мои дела по большему счету связаны с общими трендами. Вологда — это же не кессон, из которого не выбраться. Люди очень любят делать умозаключения, сформулированные в виде неких словосочетаний. Потом это становится для них реальностью — и они начинают по этому поводу переживать. Это как вопрос «В чем смысл жизни?». Вопрос уже поставлен неправильно. Он подразумевает, что в жизни есть какой-то смысл. А его объективно нет. Точно так же, как в Вологде нет никакого потолка.

Есть ли какие-то сферы, в которых вы не разбираетесь, но хотели бы?

Наверное, нет. В том, в чем мне хотелось бы разбираться, я разбираюсь. Но есть, например, футбол, автомобили, — в этом я не разбираюсь. Но они меня и не интересуют.

Распечатать