«Содружество»
специалист отдела по связям с общественностью
Еще ИМХО автора

#открытиеВологды: Медленное, белесое и старое

01 Июл 2019 — 11:54

Я узнала о Диме Shanty благодаря выставке u main. Вы слышали про нее — 19 января 2019 года, один день, визуальный экстаз. То, что можно либо никогда не забыть, либо никогда не увидеть. «Колизей» на Конева. Саксофон на Ленина. Несси. Тигры, музыкальные инструменты, лица, трилистник. Shanty Town. Мне потребовалось полгода, чтобы осознать, что все это — тоже #открытиеВологды. Если не в первую очередь.

Дима Shanty — уличный художник, он добавляет красок улицам Вологды и других городов — на заказ или просто потому, что хочет. Он привлекает к себе внимание, не говоря ни слова. Хранит покой, гармонию и тишину — внутри и вокруг себя. Он воспринимает мир глазами и выражает увиденное руками.

 

Твой любимый город?

(смеется) Я часто уезжаю куда-то. А потом всегда приезжаю в Вологду. Это мой родной город, всегда есть причины, чтобы сюда вернуться. Не знаю, могу ли я назвать его любимым. Пока я лучше города для себя не знаю. Потому что я тут родился, я полон им.

За что Вологду следует любить?

Не то, чтобы я любил всю Вологду в целом. Но тот город, в котором я живу, и те люди, которые меня окружают и которых я люблю, — это часть меня. Мне нравится, что здесь соблюдена золотая середина. Это старый город. Здесь чувствуется энергия прошлого.

Три ассоциации с Вологдой.

Образы, которые возникают у меня в голове, сложно в слова правильно перенести. Это что-то медленное (водит руками из стороны в сторону, как будто лепит ими фигуры из воздуха). Стоячая вода. Все новое, что появляется, погружается обратно. Я попадаю сюда, как в какую-то капсулу, где могу думать, работать, где отпадает надобность искать. В общем, это что-то медленное, немножко белесое и старое (смеется).

 

Насколько Вологда современный город?

Вообще не современный. Все попытки сделать его современным тонут в стоячей воде. Но мне это нравится, это комфортно для меня.

Ты своим творчеством пытаешься осовременить город. Не обидно, что этого не происходит?

Я верю, что все не зря. Я получаю от этого удовольствие — и другие люди тоже. Хотелось бы, конечно, чтобы все было по-другому, но пока так. Я стараюсь не думать об этом — вот и все. Буду думать — расстроюсь. Зачем?

Ты время от времени проводишь какие-то случайные флешмобы. У тебя нет желания систематически изменять городскую среду, с кем-то сотрудничать, проводить мероприятия?

Это интересно. Но обычно такие вещи складываются сами собой. Бывает, что-то приходит извне, какой-то импульс, идея. Мы начинаем работать, получается. Если я стану думать головой, побуждать всех собраться, действовать — получится насилие над собой. У нас все по другим правилам работает. Я бы хотел больше движения. Будь у меня краска, я бы красил все подряд. Но происходить это должно, все равно, само собой. Неспециально.

 

Можно ли заниматься творчеством в одиночку?

Конечно, можно. С другой стороны, благодаря новым людям я могу найти для себя что-то новое, происходит взаимообмен, переосмысление. Совместная работа влияет на всех участников. Рождается новое — то, что невозможно было бы при участии только одного человека. Нам всем нужно, чтобы рядом были люди, которые нас понимают. Кто-то прекрасен сам по себе, и ему не нужно что-то делать, чтобы быть в гармонии с собой, с людьми. Кому-то нравится другим языком выражаться. И когда встречаются люди, говорящие и выражающие себя на одном и том же языке, они тут же понимают друг друга. И это просто всегда интересно. Если я знаю о ком-то, кто что-то создает, мне естественно хочется узнать об этом человеке больше.

Влияет ли на твое творчество тот факт, что ты родился и живешь в Вологде?

Окружение влияет на все. Народные рисунки, музыка обусловлены окружением, регионом. Темпераменты людей, их образ жизни — это совокупность того, что есть вокруг. Когда человек рождается, он чистый, пустой, как ваза. Когда он попадает в какую-то среду, он наполняется. Даже я, имеющий некий стержень, основу, когда провожу время в другом месте, меняюсь. Я по-другому начинаю себя вести, по-другому общаюсь, по-другому говорю. Мы — емкость, и большая часть того, что мы содержим в себе, — это наше окружение.

  

Можно ли в Вологде в твоей сфере достичь потолка?

Если говорить про мою работу, про оформление помещений, — наверное, можно. Здесь не так много заказов. В Москве, в Ярославле гораздо больше. Если говорить о творчестве, тогда вообще неважно, где я нахожусь.

Пикассо однажды сказал: «Мне понадобилось четыре года, чтобы научиться рисовать как Рафаэль, и мне понадобилась вся жизнь, чтобы научиться рисовать как ребенок». Необходимо ли изучить классику, чтобы выработать свой стиль?

Я прошел через академическую школу. Не знаю, насколько глубоко — этим вообще всю жизнь можно заниматься. Но до какого-то уровня дошел, знаю анатомию, например. И я ценю, когда человек может сделать, как следует, профессионально. С другой стороны, меня впечатляют самородки, которые создают интуитивные стили, рисуют как угодно, и у них получается естественно. Все от вкуса зависит. Я рад, что учился. Но иногда думаю, что мог бы по-другому все делать. Вообще-то, я не очень уважаю, когда человек просто рисует по правилам и никуда больше не двигается. Когда творчество — как ремесло. Не вижу в этом ничего настоящего.

 

Академизм не может быть настоящим?

Может. Но я этого не чувствую. Меня не вдохновляет. Я чувствую уныние. Важно ведь то, что лично в нас откликается.

Если говорить о традиционности: как думаешь, Вологда готова к твоему творчеству?

Готова, да. Я только в процессе пришел к понимаю, каким должен быть стрит-арт. Благодаря командной работе, благодаря другим людям я открыл некий подход к тому, что я делаю. И люди в городе заценили то, что увидели. И заценили наверняка. Я не думаю, что я какие-то шедевры создаю. Иногда сделаю что-то и не понимаю, круто это или нет. А люди понимают и говорят мне об этом.

Твое понимание стрит-арта может со временем измениться?

Очень на это надеюсь.

 

Что важнее, форма или содержание?

Мне будет неинтересна форма без содержания. Хотя, если абстрагироваться, пустую форму можно чем-то наполнить. И содержание без всякой формы не очень смотрится.

Ты вообще много внимания уделяешь своему внешнему виду?

Я думаю, адекватно. Просто беру то, что мне нравится. Не бывает у меня так, чтобы я пошел по магазинам, потому что мне необходим новый прикид. Но мне нравится, когда можно найти что-то необычное. Я придаю значение стилю, потому что я должен чувствовать себя комфортно. К тому же, у людей есть некоторые шаблоны, по которым они могут меня судить, — по моему внешнему виду.

 

Должен ли художник быть невидимкой?

Во-первых, разберемся с «должен — не должен». Все люди разные, один — такой, другой — совершенно другой. Творчество, образ жизни — все это неразрывно связано друг с другом, влияет друг на друга. По человеку всегда видно, какой он. Смысл в том, что все должно быть правдиво — с самим собой, с другими людьми. Если я вижу настоящее, я это обязательно заценю.

Ты видишь сверхидею своего творчества?

Хочется, чтобы то, что я делаю, было больше, чем изображение. Взять того же Барта Симпсона — его не существует, но он существует гораздо больше, чем я. Его весь мир знает. Так что да, хотелось бы делать что-то большее. Чтобы знать, что я делаю свое дело не зря, что я меняю мир. Но я все равно творю не для них, а для себя. Если человек делает проект, меняется в процессе, а итоговый продукт отражает его изменение и помогает меняться другим — это прекрасно.

Распечатать